Жители Ивановской области вспоминают Николая Караченцова

В столице умер Николай Караченцов. Всего за день до своего 74-летия. Тринадцать лет назад он артист попал в аварию и получил тяжелейшую черепно-мозговую травму. Поклонники артиста по всей стране вспоминают его роли в картинах «Старший сын», «Собака на сене», «Белые росы», «Трест, который лопнул», «Человек с бульвара Капуцинов», а также легендарный спектакль «Юнона и Авось».

Детство Караченцова прошло недалеко от Кинешмы. Жители Ивановской области вспоминают, каким был актер, перечитывают отрывки из книги Караченцова «Корабль плывет».

Есть в нем строчке о Щелыкове из Костромской области. Здесь прошло детство звезды. Вспоминает он и соседние города – Кинешму, Плес. Когда-то все были в одном уезде.

«Когда-то имение Александра Николаевича Островского. Островский собирал в Щелыкове летом актеров Малого театра и читал им новые пьесы… Щелыково — место, которым можно или заболеть навсегда, или больше никогда туда не приезжать. Для меня Щелыково по красоте не имеет равного в России, но оно для тех, кто любит неброскую нежность средней полосы. Все ее прелести надо суммировать, а потом помножить на сказочность, созданную великим драматургом. Там действительно раскинулась Ювеналина долина, только там могла Снегурка умереть, растаяв. Есть и полянка, где Снегуркино сердце бьется до сих пор. Есть зачарованный лес. Что такое зачарованный лес? Он образован непонятной работой природы, когда вместо травы — мох, причем серебристого цвета, и тянется этот сказочный ковер на несколько километров, в нем грибы, каких не бывает в мире».

Актер знал в Щелыкове все тропинки, говорил, что отправляться туда полагается ночью. Только так увидишь сказку в лесу. Самый ближний из городов, как отмечает он в книге, — Кинешма:

«В Кинешму можно приехать на поезде, потом на пароме перебраться через Волгу и еще восемь километров ехать на автобусе, трясясь по колдобинам, только так можно добраться до Щелыкова. Из чего видно, что туда доехать-то непросто. И уехать не легче. Но уж если ты в Щелыково попал, значит, пропал».

Народу в старинном имении немного, отмечал в книге Николай Караченцов, «это не «Актер» в Сочи, это не Руза, Щелыково куда меньше. Меньше, чем Плес».

А вот трогательное воспоминание выпускницы Ивановского химико-технологического техникума, художницы Ирина Черноморцева о встрече с актером, что интересно – не на концерте, а в жизни.

«Я получила распределение после учебы в Вышний Волочёк Ленинградской области. Ехала туда на поезде. Так получилось, что в купе пассажиров оказалось двое: я и какой-то мужчина, которого я сначала не узнала. А узнав, решила сделать вид, что не знаю, кто это. Был вечер, укладывались спать. У меня была верхняя полка. И вот среди ночи чувствую, что кто-то поправляет мне одеяло. Как мама дома. Нежно так, заботливо. Приоткрыла один глаз — Караченцов. Вот вроде чужой человек, а как-то тепло стало», — цитируют женщину наши коллеги.

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=3076396&cid=17

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *